Анто́н Семёнович Мака́ренко

Информация об авторе

фото Анто́н Семёнович Мака́ренко

Анто́н Семёнович Мака́ренко — советский педагог и писатель, прозаик. Свидетельством международного признания А. С. Макаренко стало известное решение ЮНЕСКО (1988), касающееся всего четырёх педагогов, определивших способ педагогического мышления в ХХ веке. Это — Джон Дьюи, Георг Кершеннтейнер, Мария Монтессори и Антон Макаренко.

Родился в семье рабочего-маляра. В 1904 окончил 4-классное училище в г.Кременчуге, затем годичные учительские курсы. В 1905–1914 преподавал в железнодорожных училищах. В 1916–1917 служил ратником в действующей армии, демобилизован в связи с близорукостью. В 1917 с золотой медалью окончил Полтавский педагогический институт, написав выпускное сочинение Кризис современной педагогики. Имея реальные перспективы научной карьеры, с 1918, однако, избрал путь практической педагогики, работал инспектором Высшего начального училища в г.Крюков Посад Кременчугского уезда, заведовал начальным городским училищем в Полтаве. С сентября 1920 – заведующий Полтавской колонией для правонарушителей (впоследствии – им. М.Горького), где решил осуществить методику «горьковского отношения к человеку». Именно Горькому в 1914 отослал Макаренко на отзыв свой первый рассказ Глупый день, а с 1925 состоял с ним в переписке. В 1928 Горький, лично познакомившись с Полтавской колонией и Харьковской коммуной, провидчески заметил в письме к Макаренко: «Огромнейшего значения и поразительно удачный педагогический эксперимент Ваш имеет мировое значение». Хорошо изучив к этому времени педагогическую литературу, Макаренко, вопреки распространенной концепции врожденной доброкачественности или порочности людей, в духе коммунистического неопросветительства исходил из принципа правильного воспитания как определяющего условия для формирования достойного человека. Доказывать это бескорыстный энтузиаст начал в полуразрушенных зданиях первой колонии на зыбучих песках, а с 1927 – под Харьковом, объединившись с колонией, имевшей по всей Украине печальную славу притона самых неисправимых воров и беспризорников. Последовавшие вскоре беспрецедентные успехи педагога-новатора были основаны на использовании огромного воспитательного потенциала коллектива, сочетании школьного обучения с производительным трудом, соединении доверия и требовательности. Первые статьи Макаренко о колонии появились в 1923 в полтавской газете «Голос труда» и в журнале «Новыми стежками». В 1927 были написаны первые главы Педагогической поэмы. Тогда же Макаренко разработал проект управления детскими колониями Харьковской губернии для широкого внедрения своего опыта, однако в связи с нападками со стороны педагогической общественности (основой которых были не столько действительные упущения Макаренко, сколько консерватизм, а то и обыкновенная зависть менее удачливых коллег), после объявления летом 1928 Наркомпросом Украины его системы воспитания «несоветской», подал заявление об уходе с работы. В 1932 опубликовал первое большое художественно-педагогическое произведение Марш 30 года – цикл очерков, объединенный основными действующими лицами, пока еще в краткой форме, но уже в свойственной Макаренко документально-«кинематографической», неявно-наставительной манере, лишенной сентиментальности, тяготеющей к юмору как своеобразному «смягчающему» способу передачи остроты внутренних переживаний и внешних коллизий, рассказывающий о жизни воспитательной колонии новаторского типа. С 1928 Макаренко работает над формированием нового коллектива – коммуны им. Ф.Э.Дзержинского под Харьковом, которая не только способствовала перевоспитанию «трудных» подростков в процессе коллективного труда, но и окупала самое себя, давая государству огромную прибыль, и даже начала выпуск сложных приборов – фотоаппаратов ФЭД и первой модели отечественных электросверлилок, что выразилось в названии следующей книги Макаренко – ФД-1 (1932; уцелевшая часть рукописи опубл. в 1950). С помощью Горького в 1933–1935 была издана Педагогическая поэма4743
4743 | 80 | 20
, вскоре принесшая ее автору всемирную известность и открывшая новую страницу в истории педагогики. Уникальное художественное произведение о научном творчестве в области практического воспитания, оно не только показывало путь должного развития личности, основанный на принципе целеполагания, «положительной» активности, продуктивности, гуманистической взаимопомощи и социальной ответственности и, главное, уважительного доверия к человеку, но и давало живые и убедительные типы воспитанников с разнообразными, зачастую агрессивными задатками и сложными судьбами, эволюцию их характеров, а также подкупающий правдивостью образ самого Макаренко – наставника, организатора, старшего друга, раскрывая процесс воспитания в конкретных (зачастую забавных, заранее проецирующих на «разрешимость» конфликта) ситуациях, психологический динамизм которых проявлялся главным образом в диалогах с их эффектом читательского присутствия и тонкой речевой индивидуализацией. В 1933, после того как Харьковский театр стал шефом руководимой им коммуны, Макаренко пишет пьесу Мажор (опубл. в 1935 под псевд. Андрей Гальченко), нацеленную на передачу бодрого, жизнерадостного настроя коммунаров. Следующей была «производственная» пьеса из жизни заводских оптиков, борющихся за устранение брака, – Ньютоновы кольца (неопубл.), Макаренко написал также сценарии Настоящий характер, Командировка (оба опубл. 1952), роман Пути поколения (незаконч., также из заводской жизни). В 1935 Макаренко был переведен в Киев помощником начальника отдела трудовых колоний НКВД Украины, куда в сентябре 1936 на него из коммуны им. Ф.Э.Дзержинского поступил политический донос (Макаренко обвинялся в критике И.В.Сталина и поддержке украинских оппортунистов). Писателю дали возможность «скрыться», он переехал в Москву (1937), где завершил работу над Книгой для родителей (1937; в соавторстве с женой, Г.С.Макаренко). Повести Честь (1937–1938; основана во многом на воспоминаниях автора о детстве) и Флаги на башнях2488
2488 | 84 | 6
(1938) продолжили темы предшествующих художественно-педагогических произведений писателя, но уже в романтически-апологетической тональности, акцентируя не столько трудности процесса, сколько блеск успешного результата многолетних усилий и отточенной педагогической техники (в ответ на упреки критики в идеализации изображаемого Макаренко писал: «Это не сказка и не мечта, это наша действительность, в повести нет ни одной выдуманной ситуации... нет искусственно созданного колорита, и жили мои колонисты, представьте себе, во дворце» («Литературная газета», 1939, 26 апр.). «Запрограммированный» оптимизм Макаренко-воспитателя во второй половине 20 в. был скорректирован достижениями современной педагогики, учитывающей и чуждое Макаренко обращение к наследственности, сфере подсознания, к национальному менталитету и т.п. Однако время борьбы с «макаренковщиной» тоже прошло: концепция и практический опыт Макаренко изучаются и поныне, находя отклик у многих педагогов разных стран вплоть до начала 21 в. Активная публицистическая и литературно-художественная деятельность Макаренко в Москве была прервана скоропостижной смертью в вагоне пригородного поезда 1 апреля 1939.

Книги автора (24)