Анто́н Ива́нович Дени́кин

Информация об авторе

фото Анто́н Ива́нович Дени́кин

Анто́н Ива́нович Дени́кин — русский военачальник, политический и общественный деятель, писатель, мемуарист, публицист и военный документалист.

Деникин Антон Иванович — русский военачальник, герой Русско-японской и Первой мировой войн, Генерального штаба генерал-лейтенант (1916), первопоходник, один из главных руководителей (1918—1920 гг.) Белого движения в годы Гражданской войны. Заместитель Верховного Правителя России (1919—1920гг.). Антон Иванович Деникин родился в семье русского офицера. Его отец, Иван Ефимович Деникин (1807—1885), крепостной крестьянин, был отдан помещиком в рекруты; прослужив в армии 35 лет, он вышел в отставку в 1869 году в звании майора; был участником Крымской, Венгерской и Польской кампаний (подавление восстания 1863 года). Мать, Елисавета Фёдоровна Вжесинская (Wrzesińska), по национальности полька, из семьи обедневших мелких землевладельцев. Деникин с детства свободно говорил на русском и польском языках. Материальное положение семьи было очень скромным, а после смерти отца в 1885 году резко ухудшилось. Деникину приходилось подрабатывать репетиторством.


Служба в русской армии

Деникин с детства мечтал о военной службе. В 1890 году, после окончания реального училища, пошёл вольноопределяющимся в армию и был вскоре принят в «Киевское юнкерское училище с военно-училищным курсом». Окончив училище (1892), служил в артиллерийских войсках, a в 1897 году поступил в Академию Генерального штаба (закончил её по 1-му разряду в 1899 году). Первый боевой опыт получил в Русско-японской войне. Начальник штаба Забайкальской казачьей дивизии, а затем — знаменитой Урало-Забайкальской дивизии генерала Мищенко, прославившейся дерзкими рейдами по тылам противника. В Цинхеченском сражении одна из сопок вошла в военную историю под названием «Деникинской». Награждён орденами Святого Станислава и Святой Анны с мечами. После войны служил на штабных должностях (штаб-офицер при управлении 57-й пехотной резервной бригады). В июне 1910 года назначен командиром 17-го пехотного Архангелогородского полка, которым командовал до марта 1914 года. 23 марта 1914 года назначен исправляющим должность генерала для поручений при Командующем войсками Киевского военного округа. В июне 1914 года произведён в чин генерал-майора. С началом Первой мировой войны назначен генерал-квартирмейстером 8-й армии, но уже в сентябре, по собственному желанию, переведён на строевую должность — командиром 4-й стрелковой бригады (в августе 1915 года развёрнутой в дивизию). За стойкость и боевые отличия бригада Деникина получила прозвание «Железной». Участник Луцкого прорыва (так называемого «Брусиловского прорыва» 1916 года). За успешные операции и личный героизм был награждён орденом Святого Георгия 3-й и 4-й степеней, Георгиевским оружием и другими орденами. В 1916 году произведён в чин генерал-лейтенанта и был назначен командовать 8-м корпусом на Румынском фронте, где был награждён высшим военным орденом Румынии.


После присяги временному правительству

В апреле—мае 1917 года Деникин являлся начальником штаба Верховного главнокомандующего, затем главнокомандующим Западным и Юго-Западным фронтами. 28 августа 1917 года был арестован за то, что резкой телеграммой Временному правительству выразил солидарность с генералом Лавром Георгиевичем Корниловым. Вместе с Корниловым содержался в Быховской тюрьме по обвинению в мятеже (Корниловское выступление). Генерал Корнилов и арестованные с ним высшие офицеры требовали открытого суда, чтобы очиститься от клеветы и высказать России свою программу.


Гражданская война

После падения Временного правительства обвинение в мятеже потеряло смысл, и 19 ноября (2 декабря) 1917 года верховный главнокомандующий Духонин распорядился о переводе арестованных на Дон, однако Общеармейский комитет воспротивился этому. Узнав о приближении эшелонов с революционными матросами, грозившем самосудом, генералы приняли решение бежать. С удостоверением на имя «помощника начальника перевязочного отряда Александра Домбровского» Деникин пробрался в Новочеркасск, где принял участие в создании Добровольческой армии, возглавив одну из её дивизий, а после гибели Корнилова 13 апреля 1918 года — всю армию. В январе 1919 года главнокомандующий Вооруженными Силами Юга России генерал А. И. Деникин перевел свою Ставку в Таганрог. 8 января 1919 Добровольческая армия вошла в состав Вооружённых сил Юга России (В. С. Ю. Р.), став их основной ударной силой, а генерал Деникин возглавил В. С. Ю. Р. 12 июня 1919 он официально признал власть адмирала Колчака как «Верховного Правителя Русского государства и Верховного Главнокомандующего Русских армий». К началу 1919 года Деникину удалось подавить большевистское сопротивление на Северном Кавказе, подчинить себе казачьи войска Дона и Кубани, отстранив от руководства донским казачеством прогермански ориентированного генерала Краснова, получить через черноморские порты от союзников России по Антанте большое количество оружия, боеприпасов, снаряжения, и в июле 1919 г. начать широкомасштабный поход на Москву. Сентябрь и первая половина октября 1919 г. были временем наибольшего успеха антибольшевистских сил. Успешно наступавшие войска Деникина к октябрю заняли Донбасс и обширную область от Царицына до Киева и Одессы. 6 октября деникинцы заняли Воронеж, 13 октября — Орёл и угрожали Туле. Большевики были близки к катастрофе и готовились к уходу в подполье. Был создан подпольный Московский комитет партии, правительственные учреждения начали эвакуацию в Вологду. Был провозглашён отчаянный лозунг: «Все на борьбу с Деникиным!» Против В. С. Ю. Р. были брошены все силы Южного и часть сил Юго-Восточного фронтов.

С середины октября 1919 г. положение белых армий Юга заметно ухудшилось. Тылы были разрушены махновским рейдом по Украине, к тому же против Махно пришлось снимать войска с фронта, а большевики заключили перемирие с поляками и с петлюровцами, высвободив силы для борьбы с Деникиным. Создав количественное и качественное превосходство над противником на главном, орловско-курском, направлении (62 тысячи штыков и сабель у красных против 22 тысяч у белых) в октябре Красная армия перешла в контрнаступление. В ожесточённых боях, шедших с переменным успехом, южнее Орла малочисленным частям Добровольческой армии к концу октября войска Южного фронта (командующий В. Е. Егоров) красных нанесли поражение, а затем стали теснить их по всей линии фронта. Зимой 1919—1920 годов деникинские войска оставили Харьков, Киев, Донбасс, Ростов-на-Дону. В феврале-марте 1920 г. последовало поражение в битве за Кубань, вследствие разложения Кубанской армии (из-за своего сепаратизма — самой неустойчивой части В. С. Ю. Р.). После чего казачьи части Кубанской армий разложились окончательно и стали массово сдаваться в плен красным или переходить на сторону «зелёных», что повлекло за собой развал фронта белых, отступление остатков Белой армии в Новороссийск, а оттуда 26—27 марта 1920 г. отход морем в Крым. После гибели бывшего Верховного Правителя России адмирала Колчака всероссийская власть должна была перейти к генералу Деникину. Однако Деникин, учитывая тяжёлое военно-политическое положение белых, не принял эти полномочия официально. Столкнувшись после поражения своих войск с активизацией оппозиционных настроений в среде белого движения, Деникин 4 апреля 1920 г. оставил пост Главнокомандующего В. С. Ю. Р., передал командование барону Врангелю и в тот же день отбыл в Англию с промежуточной остановкой в Стамбуле.


Политика Деникина

На территориях, контролируемых Вооруженными Силами Юга России, вся полнота власти принадлежала Деникину, как главнокомандующему. При нём действовало «Особое совещание», исполнявшее функции исполнительной и законодательной власти. Обладая по сути диктаторской властью и будучи сторонником конституционной монархии, Деникин не считал себя вправе (до созыва Учредительного собрания) предопределять будущее государственное устройство России. Он старался сплотить как можно более широкие слои Белого движения под лозунгами «Борьба с большевизмом до конца», «Великая, Единая и Неделимая», «Политические свободы». Такая позиция была объектом критики как справа, со стороны монархистов, так и слева, из либерального лагеря. Призыв к воссозданию единой и неделимой России встречал сопротивление со стороны казачьих государственных образований Дона и Кубани, добивавшихся автономии и федеративного устройства будущей России, а также не мог быть поддержан националистическими партиями Украины, Закавказья, Прибалтики.

В то же время в тылу белых предпринимались попытки к налаживанию нормальной жизни. Там, где позволяла обстановка, возобновлялась работа заводов и фабрик, железнодорожного и водного транспорта, открывались банки и велась повседневная торговля. Были установлены твёрдые цены на сельскохозяйственные продукты, принят закон об уголовной ответственности за спекуляцию, восстанавливались в прежнем виде суды, прокуратура и адвокатура, избирались органы городских самоуправлений, свободно действовали многие политические партии вплоть до эсеров и социал-демократов, почти без ограничений выходила пресса. Деникинским Особым Совещанием было принято прогрессивное рабочее законодательство с 8-часовым рабочим днем и мерами по охране труда, которое, однако, не нашло практического претворения в жизнь. Деникинское правительство не успело полностью осуществить разработанную им земельную реформу, в основу которой должно было лечь укрепление мелких и средних хозяйств за счёт казённых и помещичьих земель. Действовал временный колчаковский закон, предписывающий, до Учредительного собрания, сохранение земли за теми владельцами, в чьих руках она фактически находилась. Насильственный захват прежними владельцами своих земель резко пресекался. Тем не менее, подобные инциденты всё же происходили, что в совокупности с грабежами в прифронтовой зоне отталкивало крестьянство от лагеря белых. Позиция А. Деникина по языковому вопросу на Украине была выражена в манифесте «Населению Малороссии» (1919): «Объявляю государственным языком на всем пространстве России язык русский, но считаю совершенно недопустимым и запрещаю преследования малорусского языка. Каждый может говорить в местных учреждениях, земствах, присутственных местах и в суде по-малорусски. Местные школы, содержимые на частные средства, могут вести преподавание на каком угодно языке. В казенных школах … могут быть учреждаемы уроки малорусского народного языка… Равным образом не будет никаких ограничений в отношении малорусского языка в печати…».


Эмиграция

Деникин пробыл в Англии лишь несколько месяцев. Осенью 1920 года в Англии была опубликована телеграмма лорда Керзона Чичерину, которая гласила:


Я употребил всё своё влияние на генерала Деникина, чтобы уговорить его бросить борьбу, обещав ему, что, если он поступит так, я употреблю все усилия, чтобы заключить мир между его силами и вашими, обеспечив неприкосновенность всех его соратников, а также население Крыма. Генерал Деникин в конце концов последовал этому совету и покинул Россию, передав командование генералу Врангелю.


Деникин выступил с резким опровержением в «Таймс»:

Никакого влияния лорд Керзон оказать на меня не мог, так как я с ним ни в каких отношениях не находился.

Предложение (британского военного представителя о перемирии) я категорически отвергнул и, хотя с потерей материальной части, перевёл армию в Крым, где тотчас же приступил к продолжению борьбы.
Нота английского правительства о начатии мирных переговоров с большевиками была, как известно, вручена уже не мне, а моему преемнику по командованию Вооружёнными силами Юга России генералу Врангелю, отрицательный ответ которого был в своё время опубликован в печати.
Мой уход с поста главнокомандующего был вызван сложными причинами, но никакой связи с политикой лорда Керзона не имел. Как раньше, так и теперь я считаю неизбежной и необходимой вооружённую борьбу с большевиками до полного их поражения. Иначе не только Россия, но и вся Европа обратится в развалины.


В 1920 году Деникин переехал с семьёй в Бельгию. Жил там по 1922 год, затем — в Венгрии, а с 1926 года — во Франции. Занимался литературной деятельностью, выступал с лекциями о международном положении, издавал газету «Доброволец». Оставаясь убеждённым противником советского строя, призывал эмигрантов не поддерживать Германию в войне с СССР (лозунг «Защита России и свержение большевизма»). После оккупации Франции Германией отказался от предложений немцев о сотрудничестве и переезде в Берлин.Так часто менять своё место жительства Деникина заставляла нехватка денег. Усилившееся после Второй мировой войны советское влияние в странах Европы вынудило А. И. Деникина переехать в США в 1945 году, где он продолжил работу над книгой «Путь русского офицера5900
5900 | 79 | 24
», выступал с публичными докладами. В январе 1946 года Деникин обратился к генералу Д. Эйзенхауэру с призывом остановить насильственную выдачу в СССР советских военнопленных.


Писатель и военный историк

С 1898 года Деникин писал рассказы и остропублицистические статьи на военную тематику, публиковался в журналах «Разведчик», «Русский инвалид» и «Варшавский дневник» под псевдонимом И. Ночин. В эмиграции приступил к созданию документального исследования о Гражданской войне «Очерки Русской Смуты». Издал сборник рассказов «Офицеры6783
6783 | 69 | 20
» (1928), книгу «Старая Армия» (1929—1931); не успел завершить автобиографическую повесть «Путь русского офицера5900
5900 | 79 | 24
» (впервые издана посмертно в 1953 году).


Смерть и похороны


Скончался генерал от сердечного приступа 7 августа 1947 года в больнице Мичиганского университета в Энн-Арборе и был похоронен на кладбище в Детройте. Американские власти похоронили его, как главнокомандующего союзной армией, с воинскими почестями. 15 декабря 1952 года по решению белоказачьей общины США состоялось перенесение останков генерала Деникина на православное казачье Свято-Владимирское кладбище в городок Кесвилл, в местности Джексон, в штате Нью-Джерси.
3 октября 2005 года прах генерала Антона Ивановича Деникина и его жены Ксении Васильевны (1892—1973) вместе с останками русского философа Ивана Александровича Ильина (1883—1954) и его супруги Натальи Николаевны (1882—1963) был перевезён в Москву для захоронения в Донском монастыре[3]. Перезахоронение было осуществлено с согласия дочери Деникина Марины Антоновны Деникиной-Грей (1919—2005) и организовано Российским фондом культуры.


Награды

Орден Святого Георгия

Знак 1-го Кубанского (Ледяного) похода № 3 (1918)

Георгиевское оружие, украшенное бриллиантами, с надписью «За двукратное освобождение Луцка» (22.09.1916)

Георгиевское оружие (10.11.1915)

Орден Святого Георгия 3-й степени (3.11.1915)

Орден Святого Георгия 4-й степени (24.04.1915)

Орден Святого Владимира 3-й степени (18.04.1914)

Орден Святого Владимира 4-й степени (6.12.1909)

Орден Святой Анны 2-й степени с мечами (1905)

Орден Святого Станислава 2-й степени с мечами (1904)

Орден Святой Анны 3-й степени с мечами и бантами (1904)

Орден Святого Станислава 3-й степени (1902)


Иностранные:

Почётный рыцарь-командор Ордена Бани (Великобритания, 1919)

Орден Михая Храброго 3-й степени (Румыния, 1917)

Военный Крест 1914-1918 (Франция, 1917)

Книги автора (11)